7 сентября 1991 вышел первый номер газеты «Высокий замок»


Рекламные ссылки:

Категория: Новости / Украина // Оставить отзыв

. NEWSGG.RU — 7 сентября 1991 вышел первый номер газеты «Высокий замок», которая стала преемницей одного из крупнейших рупоров коммунистической партии - «Львовской правды». После того, как областной совет назначил главным редактором издания Степан Курпиль, газета стала одной из самых популярных в области, создав прецедент в сфере СМИ, до сих пор трудно повторить. Газета, которая принадлежала областном совете прошла процедуру разгосударствления за восемь лет до появления соответствующего закона и в свободном плавании сумела доказать свою успешность и конкурентоспособность на рынке, став одним из символов Львова.

По случаю 25-летнего юбилея «Высокого замка» общался со Степаном Курпилем, бывшим главным редактором газеты, который занимал эту должность 15 лет, а сегодня является председателем правления Издательского дома «Высокого замка».

***

Как вы попали в «Высокий замок» или тогда еще «Львовскую правду»?

Это были бурные события на заре независимости, после ГКЧП. Была запрещена компартия и вместе с ней вся коммунистическая пресса. Во Львове тогда было две газеты обкома партии - «Свободная Украина» и «Львовская правда». Еще одна газета в которой я тогда работал заместителем редактора - «Молодая Галичина», принадлежала обкома комсомола и к тому времени уже была независимой газетой. Мы сумели выйти из подчинения обкома комсомола. А газету «Свободная Украина» закрыли. «Львовскую правду» решили сделать газетой Львовского облсовета с определенной просветительской целью.

Кто это инициировал и какой должна быть цель газеты?

Идеологом был тогдашний председатель облсовета Вячеслав Чорновил, который считал, что мы должны дать русскоязычным жителям Львова и Западной Украины понимание того, что такое Украина, украинская культура, история, потому что они этого всего не знали. Они хоть и жили в Украине, но жили в своем мире, который был тотально советским, обрусевшим и все украинское для них было чужим. Чорновил говорил, если мы не сможем открыть глаза этим людям на нашу историю и культуру, то мы не будем иметь полноценного общества. Он говорил о масштабах Западной Украины, но видно было, что в перспективе он имел в виду все государство.

На работу в «Высокий замок» Степан Курпиль перешел со значительно более авторитетного издания - «Молодой Галичины»

Я стал редактором случайно. В то время я работал заместителем редактора в «Молодой Галичине». Тогдашний главный редактор Михаил Кнут был народным депутатом и у меня была перспектива стать главным редактором «Молодой Галичины». Это была очень популярная газета в те времена, чего нельзя было сказать о компартийные газеты. Как-то мне позвонил Михаил Присяжный, преподаватель факультета журналистики и депутат облсовета (сегодня декан факультета журналистики ЛНУ им. И.Франко - ред.). Чорновил с ним беседовал, чтобы он стал редактором реформированной «Львовской правды». Я слышал, что его «сватают» на редактора «Львовской правды» и сказал ему об этом. Он ответил, что отказывается от этой работы, так как планирует делать карьеру ученого.

Михаил Присяжный предложил мне быть редактором. Для меня это было неожиданностью. Я не думал о работе в другом издании, потому что работал на хорошей работе. Он очень быстро переговорил с Чорновилом, а тот так же быстро, в свойственной ему манере принимать решения, позвал меня на собеседование. Я переговорил с заместителями Чорновила - Николаем Горынем и Михаила и высказал ряд оговорок о том, какой мне смысл идти в эту газету с таким имиджем и компартийным шлейфом в истории, если я работаю в газете, имеет славную историю, которая была якобы официальной газетой комсомола, а на самом деле с 1989 году была диссидентской. И зарплата в «Молодой Галичине» у меня была вдвое выше той, которую предлагали в «Львовской правде». Кроме того, колебался воспримет меня новый коллектив. Тогда мне сказали: «У тебя два месяца - попробуй. Если не удастся, останешься в «Молодой Галичине». А через два месяца будет сессия, где тебя и утвердят главным редактором «Львовской правды».

Первый номер «Высокого замка» вышел в субботу, 7 сентября 1991

После этого я пошел на встречу с Чорновилом, где он сразу же начал рассказывать мне о своем видении развития газеты, ее задачи и роль в развитии Украины. Николай Горынь его перебил и сказал: «Вячеслав Максимович, и Степан еще не согласился». На что Чорновил ответил: «Как не соглашается? Чего он сюда пришел? ». И я так посмотрел на него - худого, замученного концлагерями и подумал: «Этот человек столько сделал для Украины, а я буду ему о зарплате рассказывать или другие вещи, которые меня не устраивают?». И согласился. Единственное, что мы тогда обсудили, так это то, чтобы газета выходила также на украинском языке. Через полгода газета выходила на украинском языке. И с тех пор украинский тираж стабильно рос, а российский - падал. В соответствии с тем, как развивалась языковая ситуация в стране.

Название газеты возникла тоже тогда? Кому принадлежит идея назвать газету «Высокий замок»?

«Высокий замок» появился в начале сентября 1991 года. Есть много версий относительно того, кто был автором названия. Я склоняюсь к тому, что идея принадлежит Михаилу Косиву, который в то время был заместителем Чорновила. Это была очень нетипичная название для газеты в то время. Тогда газеты называли «Время», «Взгляд» и другие. А «Высокий замок» - олицетворял символ Львова. После нас подобным образом многие стали так называть издание.

Как вас приняли в редакции, которая еще вчера была рупором компартии, а сегодня позицию надо кардинально поменять?

Это был интересный процесс. Когда я пришел в первый день на работу, ко мне никто не заходил. Я бегал на два этажа выше в «Молодую Галичину» на кофе, ко мне оттуда тоже бегали на кофе. Но из сотрудников «Высокого замка» ко мне никто так и не зашел. На следующий день приходит ответственный секретарь Владимир Кузьма, чтобы показать макеты газеты номера, который был спланирован ранее. Я его спросил, почему ко мне никто не заходит? А он ответил: «Боятся».

Почему?

К тому времени коллектив прошел переаттестацию, которая была своеобразной люстрации для журналистов. Кстати, мы свою историю отсчитываем от 7 сентября 1991 года, а не со времен «Львовской правды», потому что это совсем другая газета. Так, лучшая часть коллектива осталась после переаттестации, но это была совсем другая газета, на совершенно других принципах и с другими принципами.

Как происходила переаттестация?

Была создана комиссия в которую вошли редакторы, политики. Эта комиссия не аттестовала наиболее одиозных журналистов, которые были отданы коммунистической идеи. Таким образом отсеяли где треть коллектива, не так мало. Коллектив, который работал в «Львовской правде» был очень профессиональным. Если убрать идеологическую составляющую, то люди знали, как надо делать газеты. С самого начала я настроил всех на то, что независимо от того, что облсовет является нашим учредителем и дает нам финансирование, мы должны делать качественный информационный продукт, который бы хотели подписаться, купить и прочитать. Это не должен быть боевой листок облсовета.

Но это несколько противоречило идеям Чорновила, который видел газету более пропагандистский орган?

Именно это не противоречило тому, что мы имеем выдавать качественный продукт. Это был один из аспектов, который составлял целостное лицо газеты и сама жизнь подсказывало, что надо давать читателю контент другого содержания. Мы, например, начали публиковать «Историю Украины» Ореста Субтельного, начали целую страницу «Дискуссионный клуб« Клумба », так как в то время все дискуссии происходили у клумбы, где сегодня стоит памятник Тарасу Шевченко. Там можно было выражать различные взгляды за исключением антигосударственных. Коллектив понял это. А через два месяца, накануне сессии облсовета, где меня должны утвердить в должности редактора, работники «Высокого замка» пришли ко мне в кабинет и попросили меня остаться. В то время я уже и сам хотел остаться. Я втянулся в нечто новое и возвращения назад воспринималось, как поражение. Мы быстро притерлись друг к другу и я решил остаться.

Тогда мы решили, что газета должна иметь еще несколько точек опоры, а не надеяться только на финансирование облсовета, которое когда-то закончится. Поэтому создали собственную систему распространения газеты. Это, возможно, была первая в Украине альтернативная «Союзпечати» система распространения прессы. В наследство от «Львовской правды» нам достался в наследство парк автомобилей среди которых три «Волги», одну из которых мы поменяли на несколько газетных киосков и так начали строить свою сеть распространения. После нас это начали делать другие. Мы также первые создали газетную типографию в Украине. После нас это сделали «Киевские ведомости», «Экспресс» и другие. Одними из первых мы также начали делать приложения к газете. Некоторые из этих приложений, например «Хороший хозяин», впоследствии стали отдельными изданиями. Мы делали это, чтобы газета была надежную экономическую базу.

Как происходил процесс приватизации газеты? Почему приватизировали помещения?

Весомой вехой издательского дома «Высокий замок» был выход из-под опеки облсовета. В то время не существовало закона о разгосударствлении. Такой закон появился только год назад, с колоссальным опозданием. Хотя я еще во время своей каденции в ВРУ подготовил несколько законопроектов о разгосударствлении СМИ, где говорилось о том, чтобы редакция за символическую цену в одну гривню передали также и помещение, где они работают. Но против этого резко выступил Фонд госимущества и местные князья, которые не хотели давать бонус для коммунальных изданий. Но, к сожалению, эти законопроекты тогда не прошли. Но мы вышли из-под подчинения без закона, только благодаря доброй воле тогдашнего руководства облсовета под руководством Николая Горыня и депутатского корпуса. С февраля 1998 года, мы перестали быть изданием областного совета. Это было гениальное решение, которое состояло из трех пунктов: «1. Львовский областной совет выходит из числа соучредителей газеты «Высокий замок». 2. Львовский областной совет передает свои полномочия соучредителя первичной журналистской организации. 3. Львовский областной совет не имеет никаких имущественных претензий к редакции газеты «Высокий замок». Я потом говорил об этом опыте в Союзе журналистов и несмотря на то, что многие редакции имели неплохие отношения со своими учредителями, но они не смогли выйти из-под их опеки.

Возможно потому, что уже был первый прецедент - в начале 90-х так отпустили в свободное плавание газету «За свободную Украину», которая в то время была очень популярной. Однако их пример не был успешным.

Помещение в котором мы работали на ул.Стрыйской принадлежало Госкомиздата - киевской структуре, подчинялась министерству информации. Облсовет не имела полномочий передавать это помещение. Мы работали на Стрыйской до 2010 года пока не приобрели новое на улице Героев УПА, 65 Я давно о нем мечтал и мы все хотели иметь надлежащие условия труда. Поскольку я человек из села, то я люблю иметь все свое, отдельное.

Деньги облсовета закончились раньше. Нас финансировали первые два-три года, затем финансирование практически не было. К тому времени мы уже были самоокупаемыми. Я общался со многими редакторами газет в Польше и видел, что там нет изданий власти, разгосударствления дает им возможность для развития. Поэтому я решил использовать этот опыт. Поэтому, когда мы выходили из-под крыла облсовета, у меня были договоренности с норвежским инвестором медиа группой «Оркла», которая имела в совместной собственности в Польше около 20 газет. Их инвестиции помогли нам развить типографию. У них были большие планы на украинский рынок, но реалии оказались несколько иными.

Атмосфера в государстве и то, что свобода прессы всегда под угрозой. Сначала был режим Кучмы, потом была надежда на Ющенко, но она не оправдалась, дальше был режим Януковича. Поэтому они решили, что перспектив нет и ушли из Украины. Теперь мы самостоятельны.

Можете вспомнить, когда «Высокий замок» имел самые тиражи?

Это было в 90-х годах. На это повлияла новизна газеты. Люди, которые читали советскую прессу получили свежий воздух в виде газеты, где можно было обо всем писать, где не было никаких табу. Кроме того, люди были очень политизированы, они получили возможность участвовать в формировании общественного мнения, были очень политически активными. Стоимость газет была сравнительно невысокой и это тоже наложило свой отпечаток на тиражи. Но впоследствии на тиражах сказались кризисные моменты в экономике - в 1999 году гривна вдвое обесценилась, кризис в 2008, и 2014 год, когда после революции Достоинства гривна обесценилась в три раза. Люди обеднели и это отражается на их возможности покупать прессу. Социология показывает, что примерно 30% читателей, всегда читали газеты и журналы, в связи с ухудшением финансовой ситуации, не могут себе сейчас этого позволить. А мы не можем снизить цену на газету и должны ее повышать. Потому что все, что нужно для выпуска газеты мы покупаем заграницей за валюту. Затраты на производство выросли втрое. Тиражи из года в год падают во всем мире - это мировая тенденция, вызванная развитием интернета. Хотя есть страны, где печатные СМИ чувствуют себя хорошо - это страны Скандинавии или Германия.



В 90-х еженедельник у нас выпускался тиражом 280 тыс., А сегодня - около 100 тыс., Что тоже неплохо. Вместо этого нишевые издания имеют лучшие тиражи - «Хороший хозяин» около 200 тыс., «Добрая кухня» - 140 тыс., «Жизнь и женщина» - 50 тыс., «Невероятные истории жизни» - 35 тыс., «Хорошее здоровье »- 50 тыс. Мы даже решились на новый проект -« Малоизвестная история: Далекое и близкое ». Мы ищем, пробуем разные ниши, которые могут дать дополнительный толчок для развития издательского дома.

По сравнению с 90-ми годами работников «Высокого замка» стало больше или меньше?

В начале в «Высоком замке» работало около 30 человек. Сейчас в издательском доме работает более 200 человек. Но было время, когда нас было около 300.

Мы не можем конкурировать с интернетом в оперативности, но мы конкурируем с ним аналитичности, в подаче материалов, в их качестве. Кстати, в 2003 году «Высокий замок» стал лауреатом международной премии фонда Буцериуса за качественную журналистику в Восточной Европе. Премия тогда составляла 50 тыс. Евро и она очень помогла развитию газеты.

А когда и почему вы отказались от русскоязычной версии?

До последнего времени своего существования русская версия была экономически выгодной. Она была привлекательной для рекламодателей, многие бизнесмены являются русскоязычными. Мы отказались от российской версии после Революции Достоинства и начала агрессии России в Украине. Мы решили, что таким образом мы должны внести свой вклад в борьбу с агрессором - не могли мы в такое время поддерживать русский язык, издавая «Высокий замок» российским дубляжом. Мысли остановить выпуск русской версии газеты возникали и раньше, но многие нас останавливал. Тогда говорили, что мы имеем хороший аргумент против тех, кто делает упреки в преследовании русского языка в Украине. Это был аргумент, который использовали во время различных дискуссий. Но после начала агрессии России мы решили это прекратить до конца.

Когда вы начали политическую карьеру и поручили свой жене управлять газетой, у вас не было опасений, что она не справится? И почему вы не переняли редакторство после завершения каденции в Раде?

Когда я вернулся из Рады, то место главного редактора был занят. Здесь надо было выбивать себе кабинет ... После возвращения из политики мне пришлось бороться за площадь. Мой кабинет втрое меньше кабинет главного редактора, но он меня устраивает. Я не стал выгонять жену из кабинета. Кабинет - это как второй дом. Мы потом пойдем и я вам покажу ее кабинет.

Чего я пошел в политику? У каждого человека есть какие-то амбиции. Мне казалось, что я смогу что-то изменить в стране. В 2002 году я начал как независимый кандидат в Франковском округе, где было 24 кандидатов. Получил очень приличный результат. Но конкурировать с Тарасом Стецькивым, которого выдвинула «Наша Украина» не смог. Но мой результат заметила Юлия Тимошенко и после отставки в 2005 году позвонила мне и сказала, что хочет видеть меня в своей команде. После того, Турчинов предложил мне возглавить избирательный штаб БЮТ в Львовской области. Тогда избирательная кампании продолжалась полгода не два месяца как сегодня, а полгода и я думал, что сойду с ума за то время. Так я попал в политику.

Со стороны Юлии Тимошенко или других партийцев были попытки повлиять на издание?

У меня был разговор с Юлией Владимировной на тему газеты. Я ждал, что она думает об этом. Она сказала, что не будет мне рассказывать, как делать газету. Она не ставила никаких задач. Хотя, возможно, надеялась на информационную поддержку БЮТ. Но ее окружение очевидно представляло себе эту ситуацию иначе. И Нашептыватель постоянно ходили к Тимошенко и «приседали на уши», что «Высокий замок» имеет независимую позицию, не очень поддерживает БЮТ и с Курпилем надо разобраться.

Надо отдать должное Юлии Тимошенко - она ​​ни разу со мной не устраивала разборок. А вот ее подчиненные пытались меня упрекать. Был один анекдотический случай, когда Арсений Яценюк ушел в отставку с поста спикера и его представитель в Львове принес в «Высокий замок» поздравления от Яценюка с Пасхой. Он оплатил размещение через рекламный отдел - все, как положено. Я звоню в пресс-центр ВО «Батькивщина» и говорю, что Яценюк поздравляет с Пасхой, подходило бы опубликовать также поздравления Юлии Тимошенко. Сказал даже, что мы готовы опубликовать его бесплатно, зная, что будет скандал, если мы дадим поздравления от Яценюка, а от Юли не дали.

В результате мы сами приветствие написали, поставили его на странице сверху, а под ним поздравления Яценюка. Казалось бы все сделали хорошо. Но нет - мне потом рассказали, что Александр Абдуллин (нардеп от БЮТ) пришел к Юле с газетой и говорит: «Юлия Владимировна, посмотрите, фото Яценюка больше вашего фото». И таких случаев хватало.

Позитивом для БЮТ было то, что когда я находился в этой политической силе, то критики со стороны газеты практически не было. За небольшими исключениями. Одним из них было создание коалиции БЮТ с Партией регионов - так называемый ПРиБЮТ. Моя позиция была категорически против такого образования. Редакция также не надо было убеждать - у них была такая же позиция. Мы достаточно резко в «Высоком замке» выступили против этой неестественной коалиции. Я помню, когда Юлия Владимировна поставила на окончательное голосование вопрос о вхождении в такую ​​коалицию, то попросила поднять руки тех, кто категорически ни при каких обстоятельствах не вступит в коалицию с Партией регионов и не проголосует за новый проект Конституции. Из более чем 150 депутатов фракции нашлось 9 человек, подняли руки. После этого я попал к внутренней оппозиции. Хотя я и раньше не был среди придворных.

Был короткий период - где-то полгода, когда я что-то советовал лидеру, но мои советы всегда расходились с линией партии и лидера, поэтому лидер решила, что ей таких советов не нужно. Хотя я с уважением отношусь к ней. Когда я был в определенной политической силе, то были определенные этические ограничения для «Высокого замка», касающиеся ограничения критики. Но не в принципиальных моментах.

Сегодня еще раз пошли бы в Верховную Раду?

Я вообще не знаю политической силы с которой я бы хотел вернуться в политику. Это нецелесообразно и желание у меня такого нет. Когда я туда шел, я верил, что смогу реально что-то изменить в стране. Но практика напоминала битье головой о стенку. Критической массы людей, которые хотят перемен в ВРУ тогда не было. После Революции Достоинства такая критическая масса в парламенте вроде собралась, но я все равно не вижу реформ и радикальных действий.

За 25 лет читатель «Высокого замка» как-то изменился?

Трудно чем-то удивить читателя. Читатель стал более требовательным, более элитным. У читателя значительно больше информации - источников информации стало больше, развитие интернета создает колоссальные возможности. Мы в свое время делали много конкурсов для привлечения читателя. Это, например, конкурс «Покажи фигуру», где женщины от 30 и до 70 лет показывали свою фигуру и это имело огромный успех. Были и другие конкурсы: «Ой, не режь косу, потому что хороша», был конкурс среди сел, где больше всего Иванов, были конкурс, где можно было выиграть призы. Возможно в этом году тоже сделаем такой конкурс к юбилею. Но есть от этого двоякое впечатление. Есть люди, которые радуются футболке, кружке и ручке с логотипом «Высокого замка».

А был один случай, когда семья с Дублян выиграла Део Ланос. Завод очень долго передавал нам документы на авто. Мы сказали людям, что машина стоит у нас во дворе и мы можем выписать доверенность, чтобы они могли ездить пока документы придут с завода. Которые мы услышали обвинения ... «Вы не хотите нам отдать нашу машину! Куда вы дели наши документы? ». Затем нам пришлось заплатить налог с этой машины - это был подарок. Опять услышали обвинения в свой адрес. Но самая большая неожиданность нас ждала через год. Мы возвращаемся к героям наших конкурсов и решили написать о людях, которые выиграли машину. Послали журналиста, чтобы он о них написал, а они его на порог не пустили. Это иллюстрирует человеческую благодарность. Люди разные - одни радуются ручки или чашки, а другие получили машину и враждебно настроены, потому что им пришлось налог с подарка заплатить.

Есть какие-то истории за 25 лет, которые связаны с «Высоким замком»?

История, которая запомнилась больше всего связана со строительством нашей типографии. Мы установили печатную машину и в ней сломался какой-то один вал и его срочно надо было заменить. Времени на таможню, доставку и все остальные не было. Я просто сел на самолет и полетел в Стокгольм, поскольку печатная машина была шведская и решил самостоятельно дотащить этот вал в Украине. Весил он 36 кг. Оформили его как ручной технический груз. А прямого рейса из Львова в Стокгольм не было, то я останавливался на пересадку в Варшаве. Шведы заказали фешенебельный отель «Мариотт» в Варшаве. У меня был номер на 36 этаже. Я сел в лифт с этим валом и не увидев кнопки «36» нажал на «37». Подумал, что спущусь один этаж по лестнице. Но когда я приехал на последний, 37 этаж, то понял, что двери с лестничной клетки на тридцать шестой этаж закрыты. На 35-м этаже ситуация такая же. И я с 36-килограммовым валом должен был спускаться 36 этажей вниз, чтобы попасть в свой номер. Зато, когда я снова вошел в лифт, то сразу разглядел кнопку «36». Это наиболее анекдотичный случай, который я буду помнить всю жизнь.

Сохрани страницу для ДРУЗЕЙ в Вконтакте, Фейсбуке, Одноклассниках!

Ваши комментарии:

Рейтинг: 5/10. Отзывы в категории: 10 | Оценок: 142. Рейтинг:        

Написать комментарий!

« Нажмите ОДИН раз! и потомчерез 10 секунд обновите страницу.

Анонс статьи для того, чтобы поделиться в социальные сети (кратко):

7 сентября 1991 вышел первый номер газеты «Высокий замок», фото

7 сентября 1991 вышел первый номер газеты «Высокий замок», которая стала преемницей одного из крупнейших рупоров коммунистической партии - «Львовской правды». После того, как областной совет смотрите тут!

Ссылка: http://newsgg.ru/main/ukraina/787-7-sentyabrya-1991-vyshel-pervyy-nomer-gazety-vysokiy-zamok.html

Хочу подписаться на обновления сайта по E-mail: Подписаться (ссылка). Самые последние новости будут приходить к вам прямо на почту!

Добавлено сегодня:

Посмотри это:

Саша Таня 5 сезон 10 серия 28 11 2016 ТНТ 90 серия
Битва экстрасенсов 278 серия 03.12.2016 ТНТ
Барселона Реал Мадрид 03.11.16 смотреть онлайн трансляция Матч ТВ
Саша Таня 5 сезон 12 серия 30 11 2016 ТНТ 92 серия
Отель Элеон актеры 4 серия 30.11.2016 СТС
Отель Элеон 5 серия 01.12.2016 СТС
Саша Таня 5 сезон 11 серия 29 11 2016 ТНТ 91 серия