Беженцы: враги или новые друзья? Как Швеция ищет ответы на вопросы миграции

Рекламные ссылки:

. NEWSGG.RU — Полторы сотни лет назад шведы массово покидали свою родную страну, чтобы попасть в Америку. В XXI веке Швеция сама столкнулась с невиданной доселе волной беженцев и экономических мигрантов.

Мунир говорит по-английски медленно, тщательно подбирая слова, иногда вставляя что-то из шведского языка. Он родом из афганской провинции Газни, где значительную часть населения составляет хазарейская этническая группа. Мунир говорит что ему 17 лет, хотя выглядит старше:

- Сначала я добрался из Афганистана в Пакистан, тогда в Иран, я приехал в Турцию, а оттуда в Грецию, Нидерланды. В общем я пересек 13 стран за два месяца.

Мунир прибыл в Швецию 2015 года. Именно тогда Швеция переживала один из самых драматичных моментов своей новейшей истории. Неожиданно для большинства шведов ежедневно в страну прибывали беженцы, главным образом из Сирии. Вспоминает общественная активистка Анна Йоханссон :

- Осенью 2015 года в октябре-ноябре, были дни, когда на наш центральный вокзал в Стокгольме прибывали 150 -190 человек. Ежедневно там были люди с сумками, которые просили об убежище. Каждый день. И понятно, что очень быстро им некуда было идти. Среди них были несовершеннолетние без сопровождения взрослых, дети, молодые люди, семьи с детьми. И люди начали думать - что нам делать со всем этим? Беженцы спят на полу железнодорожного вокзала, переполняют его и выплескиваются на близлежащие улицы. А это более или менее холодно, это октябрь и ноябрь.

Анна Йоханссон работает в общественной организации Стокгольм Штадмиссйонен, что предоставляет благотворительную помощь от 1864 года. Полтора века назад ее основали глубоко религиозные люди. Два года назад эта группа решила, что будет помогать беженцам с жильем:

- Мы решили, что должны организовать что-то вроде приюта для беженцев. Мы справились за три дня. Я думаю, что мы еще не работали так быстро. Мы убедили местные власти временно предоставить нам большую школу. В среду мы получили ключи от нее, и вечером в пятницу туда прибыла первая семья. Мы принимали там 300 человек. Все бросили все, что они делали, они просто скручивали, составляли кровати. Мы все время висели на телефоне - со всеми нашими партнерами, спонсорами. Могли бы предоставить нам средства на 300 коек? Какое-то количество простыней? Нам надо 300 порций этого, и 300 порций этого?

Анна Йоханссон говорит, что здание школы было на самом деле предназначено под ремонт, и там не было кухни. Поэтому пищу надо было где-то постоянно заказывать. Они попросили в долг фургончики для уличных событий. Это было очень непросто, но эти люди гордятся тем, что их подопечные не должны были ночевать на улице в картонных коробках:

- Это был вызов. В школе не было душа. Туалетов на 300 людей не хватало. Нам надо понять, как быть с людьми - кто остается, кто едет куда-то дальше? Как мы разместим всех? Кто-то перезвонил в компанию, организует музыкальные фестивали и попросил предоставить пластиковые контрольные браслеты. Все, кто приехал в пятницу, получили оранжевые браслеты. Если вы приехали в субботу, вам дают красный. Если в воскресенье, и так далее. Как это все организовать? Как мы знаем где какая комната, свободная или занята? Мы повесили на стенку массивную доску, где кто-то нарисовал 300 коек, куда мы втыкали красные шпильки. Это кровать занято, и это кровать занято. О, вы только что прибыли? Вам в эту комнату, потому что здесь есть свободное кровать!

Общественные настроения в стране качались как маятник. Беженцам помогали как могли. Но дальше пришло осознание того, что волна беженцев и мигрантов это серьезная проблема. Десятимиллионная Швеция неожиданно для себя оказалась в ситуации, когда в течение всего года в ее населения прибавилось более полутора процента новых жителей.
Лиза Содерлинд , чиновница из Шведского миграционного агентства приводит цифры: 2015 года 163 тысяч человек попросили об убежище:

- Очень много людей приехали в Швецию. Это был самый высокий уровень искателей убежища, зафиксированный в истории. Если сравнить с 90 -ми годами, когда в Швецию прибыла волна беженцев с Балкан, то 2015 года было такая же ситуация. Люди преимущественно прибывали из Сирии, но также из других стран. И это было время, когда 50 процентов шведов в возрасте, когда они могут голосовать, назвали миграцию важнейшей проблемой. Вопрос был в центре внимания новостей, о нем спорили политики.


Шведская политика не похожа на украинскую. Здесь больше центристов, и меньше невежественных демагогов. Одной из наиболее активных анти-мигрантских сил здесь стала партия Шведские демократы. Несколько лет назад партия получила 14 процентов мест в шведском парламенте. Сама она называет себя социально-консервативной, и основанной на национализме. Ее же противники обвиняют Шведским демократам крайний правый уклон, антисемитизм и пропаганду ненависти.

На агитационном видеоролике Йимми Окессонса , лидера Шведских демократов, молодой политик идет в раздумьях улице. В кадре - больные пожилые люди, протесты, огонь, разбитый автомобиль, попрошайки на улице.

С точки зрения Окессонса, нынешняя ситуация в Швеции ужасная: это темные времена, когда власть, эстеблишмент и медиа используют все возможные методы, чтобы заставить оппозицию замолчать.

Йимми Окессонс считает, что Европейский Союз и шведские власти работают недостаточно и в том числе не смогли уберечь шведов от волны беженцев. Вот как он оценил события 2015 года из-за двенадцать месяцев:

- Люди из Сирии, Ирака, Афганистана использовали различные маршруты, чтобы добраться Европы. И Союз не сработал! Малое количество стран разделила вес, приняв большинство из этих мигрантов. И я полностью понимаю те страны, которые очень быстро закрыли границы. К сожалению наш шведский премьер-министр не разделял это мнение.

Примерно шестая часть шведов в большей или меньшей степени разделяют мнения Окессонса. Но тех, кто против - значительно больше.

- Для меня все это началось, когда власти предложили общинам взять определенное количество иммигрантов прямо сейчас. Вы должны взять 350 людей к себе в Накка. И вы обязаны помочь им с работой, образованием и жильем, - Ян-Эрик Янссон , председатель местной общины Накка, пригород Стокгольма, выступает в защиту мигрантов и убеждает шведов, беженцам надо помогать, а не бояться их:

- Если вы скажете «нет» всем мигрантам, остановите их всех на границе, или оставите умирать посреди моря, если вы будете держаться очень плотной и закрытой общиной, с вами что-то произойдет! С вашей общиной, с вашим собственным сердцем! Или вы сможете гордиться собой, когда смотрите в зеркало? Или вы останетесь человеческими существами, если вы просто закроет двери перед теми, кому вы нужны? Что будет с вашей общиной и с вами самими?

Ян-Эрик Янссон говорит, что ему писали молодые люди и спрашивали - почему бы лучше не помочь им, зачем тратить деньги на иностранцев? В то же время он написал статью в защиту своих взглядов, и его широко поддержали по всей стране.

Одна из тех, кого приютили жители Накка - Годан Гасса Гусейн родом из Эритреи. Она говорит на суржике, вплетаючы шведские, английские и арабские слова. О подробностях своей жизни в Африке рассказывает мало, но говорит, что благодарна шведам, что ей предоставили возможность остаться. Она говорит, что учится и практикует свой язык, она очень благодарна шведам и в частности общине.

В Швеции можно нередко услышать необычные европейском уху акцент или язык. Но от 25 ноября 2015 года приток беженцев и мигрантов начал спадать. Именно тогда были приняты новые законы, предусмотрели плотные проверки на границе, ужорсточилы правила для искателей убежища и воссоединения семей.

Юлия Ланицки, тоже мигрантка, она родом из России, хотя долгое время жила в Беларуси. Она приехала в Швецию несколько лет назад, теперь имеет хорошую работу и прекрасную семью. Она говорит, что журналисты часто преувеличивают ситуацию в стране:

- Лично я не заметила изменений, когда начался кризис, в котором говорят в российских или украинских медиа. То есть я не заметила ни начала кризиса, ни конца, и в моей жизни ничего не изменилось, кроме того, что в детском саду моей дочери появились два сирийских мальчика, очень приятные, с Которым она очень любила играть, и то что в школе моей дочери тоже есть целый класс новоприбывших, в которых все очень трогательно заботятся, Пытаются их там каками-то обра вовлекать. Они все учат шведский язык. Это то, что я заметила.

Мировая пресса с подачи президента США Дональда Трампа зимой этого года много писала об угрозе, якобы составляют шведам мигранты. Однако местная полиция видит ситуацию не так драматично. Варга Ґилландр , пресс-офицер полиции Стокгольма:

- Мы видим сегодня в Швеции довольно много молодых людей, без родителей, без опекунов. И это проблема. Потому что они творят преступления, и они становятся жертвами преступлений. Мы видим в Стокгольме или в Упсале на юге Швеции. Мы стараемся с этим давать советы в несколько способов. Мы стараемся действовать политически - мы социальных работников и специальных полицейских, которые имеют дело с такими группами. И это конечно деликатная проблема. Эти молодые люди прибывают из Северной Африки, из Афганистана. Конечно проблема. Но она не такая большая, как ее видят журналисты.

Юлия Ланицки говорит, что уголовные схватки она видела только на экране телевизора:

- Да безусловно там бывают какие-то стычки, и с полицией, но это совершенно Непропорционально том вниманию которое Швеция сейчас привлекает к себе на международном уровне. Когда происходит одна маленькая стычка, сожгли пять машин, об этом говорит весь мир. Давайте представим, то что происходит, скажем, в Москве, если бы каждая такая криминальная разборка привлекала внимания на международном уровне. Хотя в принципе, криминальные разборки в Москве ничем НЕ отличаются от стычек в Ринкебю, в эмигрантском районе.

Оскар Аденфельт из исследовательского центра Форес, который отмечается либеральным направлением, критикует правительство и говорит, что работа правительственных чиновников с мигрантами несовершенна. В то же время он признает, что шведы к мигрантам относятся приветливее, чем многие другие европейцы:

- Я думаю, что все очень забюрократизировано. Происходит много проверок Всем же, время это негуманно - чтобы люди ждали столько времени на решение. В то же время Швеция очень открытую политику в отношении беженцев по сравнению с другими северо-европейскими странами. По сравнению с Германией, мы принимаем меньшее количество людей, но в сравнении с общей численности населения - это много!

Вообще, самой большой группой жителей Швеции, родившихся вне страны, является финны. Ведь многие из них приехали в Швецию в 70-80 -е годы в поисках работы.

Украинская доля в шведской миграционной картине практически незаметна. Так, в славном своим особым оформлением стокгольмском метро я слышал разговор на украинском языке: употребляя не предназначены для печати слова, один молодой человек, похожий на строителя, объяснял другому, что он не привык оставлять свою работу незаконченной.

Но шведские власти предоставляют возможность остаться очень ограниченном количестве выходцев из Украины. Согласно официальной шведской статистики, в прошлом году убежище получили два процента украинцев, которые на него подавали. Это 29 человек, из которых двое несовершеннолетних без родителей. Еще 474 украинцев получили разрешение на работу.

Сирийцы, как и раньше, составляют наибольшую по численности беженцев. На втором месте - афганцы. Однако, среди детей без родителей на первом месте Афганистан. Уже знакомый нам Мунир рассказывает подробности своего путешествия:

- Когда я приехал из Афганистана сюда, в Швецию, я заплатил 600, то есть 6000 долларов. За эти деньги я добрался из Афганистана в Хорватию. А дальше уже путешествовал бесплатно.

6 000 баксов это большие деньги, но он их заработал на пошиве сумок, когда год прожил в Иране. Когда у него спрашивают, он не боится, что его вышлют назад, в Афганистан, Мунир говорит, что верит, что получит вид на жительство в Швеции.

Однако это вовсе не гарантировано. По свидетельствам неправительственных организаций, Швеция не считает Афганистан страной, где ситуация настолько серьезная. Поэтому многие афганских подростков, после того, как они провели год-полтора в Швеции, депортируемых на родину. Для многих из них это становится трагедией. Ведь они потратили на путешествие немалые средства, и дома их никто не ждет. Несколько подростков, узнав об отказе в приюте, уже совершили самоубийство.

Мунир хорошо все это знает. Рассказывая свою историю, он неожиданно начинает плакать. Его успокаивают, и он признается, что плохо спит, потому что много думает. В далеком Афганистане у него остались мать и двое братьев. Когда он увидит их снова, Мунир не знает.


Сохрани страницу для ДРУЗЕЙ в Вконтакте, Фейсбуке, Одноклассниках!

Ваши комментарии (0):

Категория: Новости / Украина. Просмотров: 265. Рейтинг:        

Добавить комментарий:


(не обязательно, заполняйте, если участвуете в конкурсе комментариев)

Беженцы: враги или новые друзья? Как Швеция ищет ответы на вопросы миграции фото Википедия

Полторы сотни лет назад шведы массово покидали свою родную страну, чтобы попасть в Америку. В XXI веке Швеция сама столкнулась с невиданной доселе волной беженцев и экономических мигрантов. Мунир смотрите тут!

Ссылка: http://newsgg.ru/main/ukraina/2125-bezhency-shvecii.html

Хочу подписаться на обновления сайта по E-mail: Подписаться (ссылка). Самые последние новости будут приходить к вам прямо на почту!

Добавлено сегодня:

Загрузка...

Поделиться ♥


Посмотри это:

ЗКД 2 сезон треки, музыка и песни из сериала OST

Полицейский с Рублевки 2 сезон музыка, песни и треки из сериала (OST)

Отель Элеон песни и музыка из сериала — список

Мамочки 3 сезон саундтреки, музыка и песни из сериала

Дневник экстрасенса Ларина 2 сезон 1 выпуск 14.04.2017 ТВ3

Новый comedy club 544 выпуск 16.06.2017 ТНТ

Пусть говорят 20.06.17 «Илона Новоселова умерла, причины смерти»

Дороу мем что это? Значение картинки собаки за бокалом

Пусть говорят 19.06.17 «Шепелев и Фриске»