На протесты в Беларуссии вышли люди из электората Лукашенко - белорус-доброволец в АТО

Рекламные ссылки:

. NEWSGG.RU — Чего ожидать от движения протеста в Беларуси и как украинцы могут поддержать протестующих, рассказывают белорус-доброволец в АТО Вадим и общественная активистка Ольга Гальченко.

Наталья Соколенко: 25 марта 2017 года в Минске состоялся разгон акций. Около 700 человек были арестованы. В Украине прошли акции солидарности в поддержку задержанных в Минске. Что бы вы хотели сказать гражданам Украины и белорусам, что слушают нас сейчас?

Вадим : Я очень благодарен украинцам за ту поддержку, что они предоставляют нашим гражданам и девушкам волонтерам, лично Оли Гальченко, за ее патриотизм и поддержку белорусских добровольцев, воюющих в АТО. Событие, происходящие в Беларуси, для меня не является необычным, потому что я с 1990 года принимаю участие в различных акциях и видел многое. У нас в Беларуси в свое время судили глухонемых за то, что они выкрикивали антигосударственные лозунги, безрукая человек проявляла сопротивление сотрудникам милиции, были приняты законы о коллективной бездействие, то есть это Оруэлл, « 1984 »

Наталья Соколенко: О законов о тунеядстве: у нас был эфир с адвокатом из Беларуси, Александром Жуком, он сказал, что это первый раз, когда люди массово вышли на акции путем принятия закона. Даже в судах говорили, что есть возможности на местном уровне решить дело, чтобы человек не платила штраф. Оля, ты вчера была на акции. Как реагируют правозащитники и правозащитные инициативы в Украине на то, что происходит в Беларуси? Я читала сегодня в соцсетях, что белорусам нужно научиться отражать своих, потому что украинцы уже имеют опыт такого противостояния. Потому что если классический правозащита не работает, надо учиться бороться за свои.

В Украине не закручивали гайки уже 24 года, в отличие от Белоруссии, наша система не успела нарастить мускулов.
Какие будут Дальнейшие действия? Из того, что я видела в Минске, такие акции проводит нереально. Нужно или идти через другие города или менять формат мероприятий, но по этому случаю белорусы сами придут к какому-то решению, как им бороться.


Наталья Соколенко: Вадим, что вы скажете?

Вадим : Я, в принципе, согласен с Олей, что сейчас невозможно проявлять какой-то сопротивление, так как это приведет лишь к тому, что люди будут попадать за решетку не в сутки, а на годы, как это было после площади 2010 года. В истории Беларуси были разные события, даже были времена, когда люди отбивали своих, когда Лукашенко в 1996 году подписывал домовую о союзном государстве с Россией - тогда были большие акции протеста и часто возникали столкновения с силовиками. По 20 лет институты давления в Беларуси нарастили такую силу, что варианты по типу украинского Майдана у нас весьма недостоверные.

У нас будет свой, белорусский путь, которым он будет - трудно сказать. Но то, что сейчас идет начало этого пути, это очевидно. Настроение меняется и нет такой подавленности, которая была в 2010 году.

Лариса Денисенко: В чем это выражается? Возможно в соцсетях, возможно еще какие-то инструменты, чтобы замерить изменения этого настроения по сравнению с 2010 годом?

Наталья Соколенко : У меня вопрос: на кого можно положиться? Мы в свое время увидели в 2013 году правозащитное движение, он стал очень мощным, к нему присоединилось много активных людей. Если говорить о среднем бизнесе, это тягловая сила движений протеста в Украине. Националистические силы также включаются в процесс. Кто является вашими ключевым протестующими?

Как ни странно, ключевыми протестующими электорат Лукашенко, которой голосовал за него все эти годы.
Вадим : Сейчас у нас впервые в истории Беларуси происходят протесты в малых городах, в районных центрах и в областных городах. Там получается столько же людей, сколько в Минске. Люди абсолютно разочарованы экономической политикой Лукашенко. Белорусские деревни пустуют, белорусские райцентры стоят полупустые, потому что молодежь уехала на заработки в Россию. Труда нет никакой - люди бегут в Минск и крупные областные города, потому что там еще можно найти какую-то работу. В районах Беларуси иметь зарплату в 100 долларов - это счастье. Причем, что зарплаты у нас сравнению с украинским, а цены где-то в два раза выше.

И сейчас основная движущая сила - это лукашенковские пенсионеры, «бабульки», частично присутствует средний класс. Но, чтобы вы понимали, у нас средний класс похож на средний класс, есть в Украине, потому национального бизнеса у нас нет, Лукашенко последовательно душил его в течение 20 лет. Это было частью его государственной политики. Индивидуальных предпринимателей он называл «вшивый блохами», фактически их сейчас нету.

Он считал, что поднимет свой текстиль, легкую промышленность, но в конце концов он загнал экономику и довел до ручки, и кормовая база режима просто исчезла. Последние 10 -15 лет режим держался исключительно на дешевых энергоносителях со стороны России. Сейчас этих подачек нету, они закончились, поэтому экономическая ситуация будет только ухудшаться.

Лариса Денисенко: Давайте поговорим о том, как сейчас складываются отношения между Москвой и Минском. Мы знаем, что у нас есть постоянный страх того, что вокруг много агентов Кремля в органах власти и силовых структурах. Есть такая дискуссия в Минске, или вы этого боитесь? Например, если Лукашенко свергнут, кто придет вместо него, это будет московский ставленник?

Вадим : А что, у нас есть какой-то выбор?

Лариса Денисенко: Мне интересно узнать, вы также боитесь этого?

Вадим : Я - белорусский доброволец, я не боюсь того, что к нам могут прийти российские войска. Мы будем делать то, что делали раньше в Украине - защищать свою Родину. Относительно российской агентуры, то это, к сожалению, да. Лукашенко пришел к власти под пророссийскими лозунгами, это были его заявления, что белорусы - это «русские со знаком качества», что нужно «на четвереньках» ползти в Россию, он много чего наговорил.

Сейчас он занялся своей любимой игрой - Запада он продает страшилку о том, что его надо поддерживать, потому что «сейчас меня сбросят националисты, оппозиция и придет Россия». России он продает страшилку, мол, смотрите, «я здесь душу националистов и оппозицию, вы меня поддержите, потому что если меня снимут - Беларусь отойдет на Запад».

Лариса Денисенко: Я переформулирую вопрос: как вы в общественном оппозиционной среде разделяете людей на своих и чужих? Под чужими я имею в виду инкорпорированных, например, Кремлем.

Вадим : Это весьма субъективно, потому что общественный оппозиционное движение Беларуси фактически загнан в подполье, это не похоже на украинском гражданскую общность. Фактически есть такое маленькое гетто, в котором, как сказал Лукашенко, «шаг влево, шаг вправо - жестачайше буду карать». Наши общественные активисты, которые сейчас проявляют активность - это диссиденты в советском понимании этого слова. Как их отличать? Это очень субъективно.

Лариса Денисенко: Вы имеете в виду государственные органы Беларуси?

Ольга Гальченко : Нет, я говорю о клубе знакомых. Перефразируя анекдот «Если у вас нет паранойи - значит вы в руках профессионалов».

Наталья Соколенко: Чувствуется сейчас поддержка активности белорусов со стороны Литвы, Польши?

Вадим: Чаще всего поддержка ощущается со стороны гражданского сообщества этих стран. К сожалению правительства этих стран до сих пор не понимают ситуацию, которая сложилась в Беларуси, потому что сейчас белорусский народ, возглавляющий национальная оппозиция пытается изменить власть, которую поддерживает Российская Федерация. Я понимаю, что есть многомиллионные договоренности, через Беларусь идет поток контрабанды на Россию, на этом зарабатывают большие деньги. Но надо понимать, что пока вы закрываете глаза на то, что сейчас делает действующая власть, вы радикализуют движение сопротивления. Я процитирую белорусского классика, который говорил: «Белорусы терпят, но до поры, затем быстро закричит, ребята, стрельбочкы бери».

Наталья Соколенко: Оля, по подсчетам правозащитников сейчас более 100 человек могут попасть на скамью подсудимых. Как ты считаешь, существует достаточно правовой поддержки людей, которые в ней нуждаются? Если говорить об Украине времен Майдана - там стартовала система бесплатной правовой помощи, которая так или иначе помогала вытаскивать людей, по крайней мере обеспечивать защиту.

Мы можем вспомнить Александру Матвийчук и «евромайдан СОС », группу адвокатов «Первого декабря», которые пытались помогать. Это были, собственно, самоуправляющиеся движения, некая государственная система бесплатной помощи, на которую тоже работают разные адвокаты, вытаскивали людей из больниц различными тайными ходами, дежурили у следственных изоляторов, чтобы клиенты и клиентки не чувствовали себя одинокими, чтобы им оказывали медицинскую помощь и чтобы сообщать родственникам

Лариса Денисенко: Оля, а кто преимущественно за этим следит? Как сплотилось общество? Кто включился в эту работу, потому что даже мониторить, получить статистику, войти в судебное заседание - это трудный процесс.

Ольга Гальченко: Основная правозащитная группа - «Весна», она обеспечивает поддержку и помощь. Я так думаю, что также было много неравнодушных людей, Которые ходили на суды и поддерживала своих друзей и просто знакомых. Я знаю, что был организован сбор денег, поскольку штрафы очень большие, и деньги сейчас собирают по всему миру, чтоб помочь семьям задержанных покрыть эти штрафы. На сегодняшний момент собрали больше 13 тысяч долларов.

Лариса Денисенко: О какой сумме идет дело?

Вадим: Для Беларуси это достаточно большие суммы, от 100 до 500 долларов. Причем сейчас белорусы просто не имеют таких заработков, это нереально.

Наталья Соколенко: Это штраф за участие в митинге? То есть если было сопротивление сотрудникам милиции, штраф будет еще больше?

Вадим: В случае сопротивления милиции будет не штраф, а уголовное дело, у нас это однозначно.

Наталья Соколенко: У меня есть вопрос, насколько это реалистично, чтобы собранные деньги беспрепятственно попали к тем, кто этими штрафами занимается?

Ольга Гальченко: Это горизонтальная организация, это люди знакомые знакомых, друзья друзей, через соцсети пишут объявления. Хотя я видела целую команду ботов, Которые жалуются на эти объявления, чтоб Facebook х удаляло.

Лариса Денисенко: Скажите, а наши слушатели то могут присоединиться к поддержке белорусов?

Ольга Гальченко: Да, для финансовой помощи в соцсетях есть группы, есть аккаунт в PayPal, на которые можно передавать деньги, есть даже «приватовская» карточка, на которую можно перечислять деньги. Я бы еще добавила, что помимо финансовой поддержки белорус нужна моральная поддержка, потому что об этом событии говорили не так много, как оно того заслуживали и сейчас очень важно говорить о этом и распространять информацию.

Загрузка...

Сохрани страницу для ДРУЗЕЙ в Вконтакте, Фейсбуке, Одноклассниках!

Ваши комментарии (0):

Категория: Новости / Украина. Просмотров: 331. Рейтинг:        

Добавить комментарий:


(не обязательно, заполняйте, если участвуете в конкурсе комментариев)

На протесты в Беларуссии вышли люди из электората Лукашенко - белорус-доброволец в АТО фото Википедия

Чего ожидать от движения протеста в Беларуси и как украинцы могут поддержать протестующих, рассказывают белорус-доброволец в АТО Вадим и общественная активистка Ольга Гальченко. Наталья Соколенко: смотрите тут!

Ссылка: http://newsgg.ru/main/ukraina/2098-na-protesty-v-belarussii-vyshli-lyudi-iz-elektorata-lukashenko-belorus-dobrovolec-v-ato.html

Хочу подписаться на обновления сайта по E-mail: Подписаться (ссылка). Самые последние новости будут приходить к вам прямо на почту!

Добавлено сегодня:

Загрузка...

Поделиться ♥


Посмотри это:

Мажор 2 сезон песни, музыка и треки OST - список

Полицейский с Рублевки 2 сезон музыка, песни и треки из сериала (OST)

ЗКД 3 сезон дата выхода новых серий, продолжение Закона каменных джунглей

Преимущества спутникового интернета Триколор, цены и комментарии

Экстрасенсы ведут расследование 9 сезон 4 выпуск 16.09.2017 ТНТ

Экстрасенсы ведут расследование 9 сезон 3 выпуск 09.09.2017 ТНТ

Новый comedy club 558 выпуск 15.09.2017 ТНТ

Организация «Mercy Corps» ( «Корпус милосердия») дала грант на 2.500.000 долларов Луганской области

Евгения Дравина до пластики