«Ты можешь их ненавидеть, но должен на них влиять» - Сергей Жадан о политиках

Рекламные ссылки:

. NEWSGG.RU — Известный писатель, переводчик, волонтер Сергей Жадан рассказал «Общественному радио» о недавно созданный благотворительный фонд.

Татьяна Трощинская Вы решили оформить свою трехлетнюю деятельность и создать благотворительный фонд. Почему наконец он вам стал нужен?

Сергей Жадан: Это похоже на то, как семья живет вместе и долго не оформляет свои отношения. А потом возникают какие-то сугубо юридические вопросы, которые требуют определенной легализации. Наша волонтерская команда занимается этой инициативе уже третий год, с лета 2014 года. Мы и дальше занимались этим на частном уровне, но возникла необходимость расширения деятельности, ее легализации и систематизации. Поэтому мы решили зарегистрироваться.

Елена Бадюк: Какого масштаба приобрели ваши гуманитарные проекты? Какой будет основная деятельность фонда?

Сергей Жадан: Это частная инициатива, поэтому масштабы у нас ограничены. Но благодаря нашей инициативности мы за это время многое успели сделать. Мы помогли десяткам школ, детских садов, библиотек, больниц, интернатов и других учреждений. На этом будем концентрироваться и в дальнейшем.

Елена Бадюк: Речь идет о Донбассе

Сергей Жадан: Речь идет прежде всего о Донбассе, но не только. Мы сотрудничаем с различными культурными и образовательными учреждениями в других регионах, в частности с подростковыми исправительными заведениями, где мы давали концерт. Мы планируем продолжать с ними сотрудничество. В Харькове мы тоже контактируем с различными организациями. 2 ближайшие наши мероприятия - это презентации концерта, где мы будем собирать средства для детей наших погибших военных. Эти дети живут не только на Донбассе. Это дети со всей Украины.

Татьяна Трощинская: То есть фактически фонд уже работает?

Сергей Жадан: Да. Мы сразу решили проводить акции. Мы бы проводили эти акции даже если бы мы не зарегистрировали фонд. Просто сейчас мы зарегистрировались, и у нас есть счета, на которые можно перечислять средства.

Татьяна Трощинская Под ваше имя удается привлекать благотворителей?

Сергей Жадан: Мне кажется, дело не в имени. Люди, которые приобщаются к волонтерским или благотворительных инициатив, реагируют на потребности и задачи этих инициатив, а не на имя. Почему это именной фонд? Потому что я отвечаю за то, что я делаю, я отвечаю за свои слова и действия.

Елена Бадюк: Кто с вами в команде?

Сергей Жадан: Это харьковские волонтеры, харьковские музыканты, писатели, журналисты, люди, с которыми мы третий год работаем на востоке. За это время мы стали большой семьей. Постоянно ездим вместе выступать, постоянно ездим с какой помощью. Последняя такая поездка у нас была в Широкино. Мы выступали перед нашими военными. Харьковские музыканты - Борис Севастьянов, Василий Рябко из группы «Папа Карло», мы с «Собаками» постоянно ездим. Последний раз к нам присоединились ребята из « ТНМК ». В конце концов, кто-то постоянно вступает, кто идет на ротацию.

Елена Бадюк С Анжеликой Рудницкой вы также ездили выступать.

Сергей Жадан: С Анжеликой Рудницкой мы ездим выступать регулярно. Это наш большой друг, человек, которого мы очень любим и уважаем. Также это «Kozak System» - группа, я очень люблю, или Сашко Положинский, который тоже иногда с нами ездит.

Татьяна Трощинская: По 10 минут эфира слово «ответственность» прозвучало дважды. Это сейчас-то резонирует в вас?

Сергей Жадан: Для меня это слово всегда было важным. Это одно из главных слов в книге «Ворошиловград». Звучания и значения этого слова изменилось и приобрело особое значение за последние 3 года. Оно перестало быть абстрактным. Оно перестало быть чем-то отдаленным и чем-то таким, что не имеет отношения к реалиям. Слово «ответственность» сейчас стало чем-то очень близким, тем, что мы переживаем либо не переживаем. Это один из тех маркеров, по которым можно делить наших сограждан на тех, кто чувствует ответственность за события в Украине, и тех, кто не чувствует ответственности. Отсюда выходит понятие патриотизма и понятия принятия и трактовка этой войны - кто-то для себя это определяет как некий гражданский конфликт, а кто-то понимает, что это украинская-российская война. Это тоже вещи, которые базируются на понятии «ответственность».

Татьяна Трощинская Для вас этот выбор не стоял изначально?

Сергей Жадан: Нет. Я очень хорошо помню, как мы с друзьями-музыкантами приехали на донецкий евромайдан конце декабря 2013 года.

Татьяна Трощинская: Он там был небольшим?

Сергей Жадан: Там было несколько сотен человек - 600 -700 человек. Перед тем я был в Краматорске. На их Майдане было 7 человек. Главное не количество, а то, что Майдан был. Мне кажется, что говорить о людях в количестве не совсем правильно. Эти люди были, у них были свои требования. Мне эти требования тогда выдавались законными и сейчас выдаются законными.

Когда ситуация на Донбассе изменилась, когда там началась эскалация конфликта, отказываться от этих людей было просто не честно.

Елена Бадюк: Насколько сами люди изменились с точки зрения категории ответственности?

Сергей Жадан: Когда ты туда приезжаешь и выступаешь, понятно, что на концерты приходит специфическая категория людей. Это люди, которые уже давно определились со своим выбором. Конечно, для этих людей изменилось многое. Прежде всего для них изменилось понятие идентичности, понимание своей принадлежности к стране, ощущение страны. Если бы я говорил об этом 4 года назад, это звучало бы слишком пафосно. Сейчас все эти слова звучат вполне нормально и естественно. Мы действительно столкнулись с понятием возможности потери своей Родины, своей свободы и независимости. Для многих людей, возможно даже тех, которые не поддерживали революцию Достоинства, это стало чем-то решающим и переломным. Именно события марта, апреля, мая 2014 году многих начали менять. Каждый из них понял - я гражданин этой страны, паспорт у меня в кармане - это свидетельство принадлежности к территории, к этому сообществу, к этому гражданского общества, в это государство. И государственную границу - это не абстракция, а то, что можно потерять, то, что надо защищать.

Татьяна Трощинская Когда мы общаемся в этой студии, кажется, что это комфортное референтное круг. Вы часто выходите за пределы комфортного референтного круга и попадаете в круг тех, с кем вам говорить сложнее?

Сергей Жадан: Регулярно.

Татьяна Трощинская Вы уже привыкли к этому?

Сергей Жадан: Привык.

Елена Бадюк: Удается ли диалог?

Сергей Жадан: Иногда удается. В большинстве случаев нет. Но мне кажется, что это не повод не продолжать попытки диалога. С людьми, которые не до конца определились со своей позицией, я убежден, говорить нужно.

Татьяна Трощинская Вы говорите и так, как мы сейчас говорим на радио, и с помощью своего творчества?

Сергей Жадан: Культурный контент - книги и песни, обычно той базой, от которой можно отталкиваться. Когда ты видишь оппонента и сразу начинаешь говорить с ним о политике, очевидно, у вас не получится разговор. Гуманитарное пространство остается той платформой, которая может как-то совместить людей, по крайней мере, сделать острые углы не такими острыми. Не всегда этого достаточно. Не все так просто в этой возможности говорить с оппонентом. Понятное дело, что мы все очень политизированы. Конечно, не следует питать иллюзий, что если ты убежден в своей правоте, то тебе удастся в этой правоте убедить оппонента.

Елена Бадюк: Страна, которая живет в вашей с «Собаками» композиции под названием «Страна», какая она?

Сергей Жадан: Эта песня написана еще в 2010 -2011 годах, когда еще не было ни о какой революции. Мы всегда пытались выражать какую-то свою позицию. Для нас всегда было очень важно очертить круг своих интересов, ту территорию, которую мы считаем своей, ту территорию, за которую мы готовы стоять.

Елена Бадюк: Восприятие страны для вас изменилось с тех пор? Вы разделяете такие категории как Родина и государство?

Сергей Жадан: Конечно. Но я их разделял всегда. Есть Родина, страна, в которой ты родился, является государство как определенная совокупность понятий и явлений. Эти вещи не всегда контактируют, иногда они живут в параллельных реальностях. Мне кажется, что именно отношение к государству, государственных институтов и людей, которые официально представляют наше государство, у многих людей меняется. Он не стал снисходительнее, скорее наоборот, оно стало более придирчивым. Но у многих из нас исчезает отношение к своей стране как к чему-то абстрактному, как к чему-то, что тебе не принадлежит. Вот есть я, есть мои убеждения. А есть какая-то государство Украина, есть какой-то президент, которого я не выбирал, какие-то депутаты, которых я выбирал, но ненавижу. Мне кажется, многие понимают - ты можешь их ненавидеть, можешь их выбирать или не выбирать, но так или иначе они представляют тебя и ты должен на них влиять.

Татьяна Трощинская Как вам касательная Украинская политика? Или отслеживаете ли вы то, что происходит на элитно-политическом уровне?

Сергей Жадан: Касательная. В украинских реалиях политика не ограничивается так называемыми политическими элитами. Мне кажется, что наша жизнь настолько политизирован, что политикой есть все начиная от того, на каком языке ты говоришь и в какую церковь ходишь, завершая тем, за кого ты голосуешь и или платишь ты налоги.

Елена Бадюк: И это манипулятивные категории.

Сергей Жадан: Конечно. К сожалению, это основаниями для массовых манипуляций.

Татьяна Трощинская Ваша аудитория пересекается со среднестатистическим зрителем сериалов и телевизионных шоу?

Сергей Жадан: Глядя которых шоу. Если политических, то вполне возможно. Люди, которые приходят к нам, обычно имеют какую-то активную гражданскую позицию. Но я понимаю, что эта аудитория не является монолитной. Там разные люди, но их объединяет активная жизненная и гражданская позиция. То есть это люди, которые не сидят дома и не следят за жизнью страны с телеэкранов. Они пытаются на эту жизнь влиять.

Елена Бадюк: Вы выступаете как перед военнослужащими, так и перед гражданскими. Насколько отличается репертуар в обоих случаях?

Сергей Жадан: Отличается. Военные - это очень специфическая категория слушателей. У людей, которые находится на грани, где можно заглянуть в глаза смерти, совсем другой эмоциональный ряд и ощущение того, как ты с ними говоришь. Зато с гражданскими в так называемой зоне АТО пытаешься говорить менее радикально. Потому что эти люди, для которых война является частью жизни, возможно, не нуждаются войны в искусстве. Бесспорно, я стараюсь понять, что целесообразно на том или ином выступлении, а является нецелесообразным.

Татьяна Трощинская Во время Революции достоинства мне казалось, что это тот момент в истории, когда люди начали между собой говорить. Сейчас, за последние 3 года, это отчуждение появилось снова ли мы еще говорим друг с другом?

Сергей Жадан: Появилось. Революция была попыткой проговорить какие-то важные вещи и найти консенсус. На улице выходили люди с очень разными взглядами. Но была определенная точка пересечения идей, был уверен пространство для компромисса. Зато когда началась война, появилось очень много факторов, которые раскалывают общество. К сожалению, многие из нас реагирует на эти факторы. Когда анализируешь тенденции в той части общества, которая находится по одну сторону баррикад, замечаешь, что часто люди перестают говорить и начинают относиться друг к другу с подозрением и определенным скепсисом. Хотя, по большому счету, люди находятся с одной стороны линии фронта. Очевидно, здесь свою роль играет внешняя пропаганда. Так называемая гибридная война происходит не только на фронте. Она происходит в информационном пространстве.


Возможно, в информационном пространстве она более опасна, чем непосредственно на линии боевых действий. Потому что она ломает сознание многих честных и порядочных людей, которые не способны сопротивляться манипуляциям. Возможность говорить мне кажется очень важной. Действительно, часто мы склонны к тому, чтобы закрыться в своей зоне комфорта и вести там какие-то монологи. Зато когда появляется диалог, оказывается, что в большинстве случаев люди поддерживают и понимают друг друга. Просто они об этом не знают. А не знают почему? Потому что они не стали говорить и слушать. А когда они начинают говорить и слушать, вдруг появляется возможность какого очень интересного понимание.

Мы сейчас работаем над проектом под названием «Пятый Харьков». Приглашаем интересных людей и устраиваем встречи с харьковчанами. Мы стараемся делать это таким образом, чтобы это выглядело не просто как монологи гостей. Мы хотим, чтобы публика также имела возможность говорить. Это очень интересно, потому что люди очень хотят говорить.

Татьяна Трощинская: Эти традиционные триггеры, которые политики в Украине используют перед выборами, еще есть? Язык до сих пор является триггером?

Сергей Жадан: Конечно.

Татьяна Трощинская Как этот вопрос надо решать? Или это не нужно трогать?

Сергей Жадан: Если этот вопрос не трогают, а оно время от времени виплавае, очевидно, это свидетельствует о том, что этот вопрос требует решения. Иначе это превратится в замороженный конфликт, который будут использовать каждый раз, когда нужно будет отвлечь внимание общества от проблем или отсутствия реформ. Я думаю, этот вопрос надо решать. И решать это нужно было еще в 1991 году, так же как и вопрос с декоммунизацией.

Татьяна Трощинская: Украина - двуязычная страна или кому-то просто лень изучить один из языков?

Сергей Жадан: В Украине есть большое количество людей, говорящих на двух языках. Но так же в Украине является Конституция Украины, где все прописано. Достаточно просто прочитать Конституцию и придерживаться ее. А тот, кто ее не соблюдает, значит в внеконституционное поле.

Елена Бадюк: «Больше всего они боятся, что все это будет продолжаться». Как вы считаете, здесь речь идет о том, что общество привыкло к войне?

Сергей Жадан: Да нет, это же лирическое стихотворение. Здесь скорее речь идет о невозможности объясниться, о том, что людям свойственно создавать самим себе проблемы и усложнять себе жизнь.

Татьяна Трощинская: Хорошо, что у нас есть время разговора, и мы можем углубляться в некоторые вещи. Сейчас у нас есть возможность услышать стихи Сергея Жадана.

Сергей Жадан: Я прочитаю еще не напечатаны стихи. Они были написаны за последние месяцы. Возможно, они не очень веселые и радостные, но это то, чем я живу и то, что меня волнует в последнее время.

hr_kyivdonbass -17 -01 -29 _zhadan_virsh.mp 3

0:00
/ 1:43



Елена Бадюк: Здесь больше общественного, чем частного.

Сергей Жадан: Здесь то личное, которое становится общественным, или то общественное, так или иначе состоит из частного. Мы склонны забывать, что война ведут живые люди. Когда вспоминают количество погибших или раненых военнослужащих, следует помнить, что каждый из них имеет имя, а дома его ждет семья.

Татьяна Трощинская В том, что вы пишете в последние годы, так или иначе присутствует война?

Сергей Жадан: Так или иначе, бесспорно. Это то, чем нельзя сейчас не жить, мне кажется. Конечно, это не является обязательным или необязательным. Каждый сам расставляет приоритеты.

Татьяна Трощинская: Где вы выступать в ближайшее время?

Сергей Жадан: 9 февраля в киевском Планетарии будет презентация аудиокниги «Тамплиеры». «Тамплиеры» в бумажном виде вышли в августе прошлого года. Мы с «Радио Аристократы» создали аудиокнигу. Я обратился к своим друзьям - музыкантов и актеров, и попросил их начитать эти стихи своими голосами. Они согласились, за что я им очень благодарен. Присоединились Тарас Чубай, Иван Лень, Сашко Положинский, Фоззи, Ирэна Карпа, Каша Сальцова, Анжелика Рудницкая, Остап Ступка и Алексей Горбунов. Мы договорились, что этот проект будет благотворительным. То есть все работали бесплатно. Мы сделали аудиокнигу, которая звучит как настоящий аудиоспектакль. Все средства, полученные от продажи билетов и дисков, мы перечислим детям наших погибших военных.

Елена Бадюк: Планируете ли вы поездки на Донбассе

Сергей Жадан: Несколько дней назад у меня были выступления в Константиновке и Дружковке. Было много людей. Люди были удивительно открытыми. Следующая поездка будет в феврале. Возможно, это будет от Изюма и на юг.

Татьяна Трощинская: Ваша идея включать в культурный контекст отдаленные города и села не совсем популярна. Это просто?

Сергей Жадан: Это же не делается для массовости. Я убежден в эффективности подобных вещей. Уже несколько месяцев мы работаем со станицей Луганской. У нас хорошие отношения с местными педагогами. Мы к ним ездили и привозили вещи, которых там нуждались. Теперь они к нам обратились с инициативой. Так, например, сейчас мы будем проводить конкурс произведений. Я попросил Евгения Положия И Андрею Кокотюху войти в жюри. Мы будем оценивать их работы, а потом поедем к детям и проведем какое награждения. То есть это уже инициатива, которая идет от них.


Сохрани страницу для ДРУЗЕЙ в Вконтакте, Фейсбуке, Одноклассниках!

Ваши комментарии (0):

Категория: Новости / Украина. Просмотров: 269. Рейтинг:        

Добавить комментарий:


(не обязательно, заполняйте, если участвуете в конкурсе комментариев)

«Ты можешь их ненавидеть, но должен на них влиять» - Сергей Жадан о политиках фото Википедия

Известный писатель, переводчик, волонтер Сергей Жадан рассказал «Общественному радио» о недавно созданный благотворительный фонд. Татьяна Трощинская Вы решили оформить свою трехлетнюю деятельность смотрите тут!

Ссылка: http://newsgg.ru/main/ukraina/1693-ty-mozhesh-ih-nenavidet-no-dolzhen-na-nih-vliyat-sergey-zhadan-o-politikah.html

Хочу подписаться на обновления сайта по E-mail: Подписаться (ссылка). Самые последние новости будут приходить к вам прямо на почту!

Добавлено сегодня:

Загрузка...

Поделиться ♥


Посмотри это:

ЗКД 2 сезон треки, музыка и песни из сериала OST

Полицейский с Рублевки 2 сезон музыка, песни и треки из сериала (OST)

Отель Элеон песни и музыка из сериала — список

Мамочки 3 сезон саундтреки, музыка и песни из сериала

Дневник экстрасенса Ларина 2 сезон 1 выпуск 14.04.2017 ТВ3

Новый comedy club 544 выпуск 16.06.2017 ТНТ

Пусть говорят 20.06.17 «Илона Новоселова умерла, причины смерти»

Дороу мем что это? Значение картинки собаки за бокалом

Пусть говорят 19.06.17 «Шепелев и Фриске»